?

Log in

No account? Create an account

Категория: литература

Книжка про ошибки

Молыж Стасег очень нервно относится к своим ошибкам. Для него это конец света и повод для рыданий. Если он сделал ошибку во время занятий — всё, пиши пропало, эмоции захлёстывают, и больше он ничего делать не будет. Это серьёзная проблема, которая мешает ему учиться.

Эту напасть мы много обсуждали с преподавателями на курсах ABA. Выбрали несколько способов борьбы с проблемой. Один их них — написать специально для Стаськи социальную историю про ошибки.

Социальная история — это когда в самых простых предложениях с картинками иллюстрируют какую-то ситуацию или идею: как поздороваться с учителем, как почистить зубы, как чертить окружности циркулем, даже как ходить в туалет или пользоваться прокладками.  Обычно социальная история помещается на лист формата А4, но бывают и мини-книжки, наборы карточек, презентации и даже мультики или кукольные спектакли. Детям с аутизмом зачастую проще понять социальную историю, нежели объяснение.
Вот несколько примеров социальных историйСвернуть )

Для Стаськи я написала целую книжку. Подошла к делу с размахом, гггг. Старалась, конечно, делать всё немного небрежно в рамках борьбы со своим и ребёнкиным перфекционизмом. Но всё равно 12 страниц формата А5.

Думаете сработало? Ага, щаааас... Он даже открыть эту книжку отказался. И сказал, что никогда не будет её читать. Так что я её хоть вам здесь покажу, чтоб не пропал мой скорбный труд. А мне придётся думать дальше, что делать с неприятием ошибок.
дальше слайдыСвернуть )

Эймарские хроники

0fe3dc8c6cb79611358a4e47879

Читать книги, написанные друзьями, всегда страшно. А вдруг мне не понравится, или, того хуже, окажется, что книга откровенно плоха? Поэтому когда институтская подруга сообщила мне, что за те несколько лет, что мы не виделись, она написала две книги, я несколько напряглась. А когда узнала, что книги в жанре фэнтези, ещё и испугалась — на мой взгляд, жанр настолько дискредитирован обильно издающимися графоманами, что написать что-то стоящее весьма непросто (сложнее только любовная проза). Унылые клише, обозначающие законы жанра, висят красными флажками, за которые без риска быть отвергнутым целевой аудиторией особо не выскочишь. И остаются бедному писателю все эти короны-бароны-драконы, эльфы-гномы-маги или, на худой конец, неведома фигня, обитающая в современных городских джунглях, а ты попробуй собери из этих ингредиентов что-то удобоваримое.

В общем, я начала читать первую книгу цикла «Эймарские хроники» (сразу скажу, что книг должно быть пять, пока написаны только две) исполненная дурных предчувствий, и поначалу мне показалось, что они оправдываются. Сейчас, дочитав и перечитав, могу подтвердить, что пролог в первой книге действительно слабый и по языку, и по фабуле. Но уже к его концу добавляются новые герои, возникают отношения, и заверте... И язык становится чище, проще и лучше. Дальше я уже читала, совершенно забыв, кто это написал, чего я ожидала, чего опасалась и что вообще фэнтези не слишком люблю — это сумрачное повествование меня затянуло. Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Где чьё о чём

Итак, пора, наверное, раскрыть интригу (а кто ещё не видел предыдущий пост, может сходить и непредвзято оценить все варианты, прежде чем читать пост нынешний).

Голоса я подсчитала.

1 вариант — 23 голоса.
2 вариант — 2 голоса.
3 вариант — 21 голос.
4 вариант — 11 голосов.
5 вариант — 6 голосов.

Полный текст оригинала, прозаический перевод и полные варианты авторских переводовСвернуть )

Спасибо большое всем! Мне было очень интересно обсудить с вами эти переводы.
Тут мне можно рассказать, где и что я неправильно поняла.

Выбираем перевод

В немногие свободные минуты я балуюсь художественным переводом с английского. Ух, написала, аж сама прониклась к себе почтением, так серьёзно звучит! На самом деле я ленивенько изучаю язык, попутно ковыряя одну книжку (две с половиной главы за год, к своему полувековому юбилею должна, наверное, закончить). Делается это абсолютно для собственного удовольствия, никаких планов и амбиций по поводу обнародования сего опуса у меня нет. Но иногда хочется мнений.

Вот сейчас мне как раз мнения и нужны. У книжки есть эпиграф, первая строфа прекрасного стихотворения Хаусмена I to my perils... На русский оно переводилось, и есть хороший профессиональный вариант, но увы, по смыслу он пролетает мимо главной темы книги. И я обнаглела настолько, что перевела первую строфу сама.

Для чистоты эксперимента я под катом размещу несколько переводов без обозначения авторства. А вы в комментах напишете, какой вам больше нравится, какой не нравится и т.д. А к тем, кто знает язык, у меня ещё огромная просьба — напишите, какой перевод, независимо от его художественных достоинств, точнее передаёт смысл. А я потом почитаю и определюсь, что поставить в эпиграф.

Заранее всем спасибо!

Читать дальше...Свернуть )
Достаю из холодильника мороженое с шоколадной крошкой.
— Yammy! — мгновенно реагирует молыж Стасег. — I like ice-cream with...
Секундная пауза. Ну да, слова "крошка" он точно не знает. С интересом жду, как выкрутится.
— ...with chocolate dust! — победно выдаёт ребёнок.

***

Стась читает задание-раскраску в тетради по английскому: "The green teddy-bear is on the bed". Достаёт зелёный карандаш: "OK, it will be a zombie-teddy-bear".

***

— Я думаю, что чем больше всего прикасается к горячему предмету, тем быстрее он остывает. Мне кажется, тепло распространяется как вирус.

***

— Это похоже на некромантию! — радостно заявил молыж Стасег, собирая бумажных майнкрафтовских мобов.
— ???
— Ну, мы их типа из частей собираем...

***

Долго и нудно бужу утром мальчика. Из-под одеяла доносится:
— А в Майнкрафте я бы тебя забанил...   Читать дальше...Свернуть )
53.43 КБ

Максима Ларошфуко «Ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор», которую я взял в качестве эпиграфа, отражает распространенное убеждение, что опасно смотреть в упор что на солнце, что на смерть. Никому не порекомендую вглядываться в солнце, однако смерть — совсем другое дело. Внимательный, немигающий взгляд на смерть — вот самая суть этой книги.

Ирвин Ялом, «Вглядываясь в Солнце. Жизнь без страха смерти».


Пожалуй, это самая простая книга Ялома. Книга человека, который всего добился, достиг, прославился, изменил мир. Книга, простая по форме, без красивого вымысла, без художественных изысков — просто немного теории, немного случаев из практики, немного историй из собственной жизни. 

В основе книги — уже знакомая и много раз встречавшаяся в книгах самого Ялома и других авторов мысль: столкновение со смертью может очень благотворно воздействовать на человека, сделать его жизнь лучше, богаче и глубже во всех отношениях. Это произошло со Скруджем из «Рождественской истории», это произошло с Пьером Безуховым и Иваном Ильичом. Это произошло с пациенкой Ялома Паулой («Странствия с Паулой»), с которой они совместно организовали одну из первых групп поддержки для безнадёжных раковых больных. Это произошло с героями романа «Шопенгауэр как лекарство»: психотерапевтом Джулиусом, который узнаёт, что ему остался год жизни, и участниками его последней группы. Можно назвать ещё множество рассказов и новелл, в которых доктор Ялом обращается к теме смерти. Но «Вглядываясь в солнце» всё же несколько выделяется на этом фоне.

Пожалуй, это самая сложная книга Ялома. Книга пожилого человека, который пережил всех своих учителей и присутствовал при их конце. Книга человека, который понимает, что сам скоро уйдёт - в никуда, в ту же бездну, в которой пребывал до рождения. Книга человека, который не верит в жизнь вечную, хоть и не считает себя вправе отнимать эту веру у своих пациентов. Книга, предлагающая каждому посмотреть в глаза своему личному страху конца — врождённому, архетипическому, жуткому, общему для всех, но раз за разом надевающему персональную маску — специально для тебя.

И несмотря на оптимистическое «без страха смерти» в русском переводе названия, это книга, не обещающая избавления. В оригинале она называется Staring at the Sun. Overcoming the Terror of Death. Overcoming значит «преодоление». Это гораздо более точное слово. Ялом честно говорит о том, что тревогу, связанную со смертью, можно уменьшить до терпимого предела, можно использовать для придания жизни большего смысла и глубины — но нельзя выключить совсем. И работа со страхом смерти — это именно преодоление, борьба с врагом, который возвращается снова и снова, раз за разом надевая новые и новые маски.

«Вглядываясь в Солнце» проще и одновременно страшнее всех прочих книг того же автора. Он много писал о смерти. Умирали его пациенты и герои выдуманных им историй. Но книги всегда продолжались и после смерти героев, а главное — продолжал жить сам автор, мудрый психотерапевт, помогавший своим пациентам, а заодно и читателям, проходить над безднами. Это здорово утешало, и, не скрою, помогало не думать о плохом. Здесь он сам пишет, и мы понимаем это совершенно отчётливо: он действительно умрёт, и этот день не за горами.

Когда я искала картинку обложки, чтобы вставить в этот пост, наткнулась на обсуждение книги у Радуловой. Она пишет, что благодарна Ялому за все другие его труды, но этот вогнал её в меланхолию. Я хорошо понимаю, почему. Эта книга побуждает смотреть на то, на что мы обычно смотреть избегаем. Это может быть невыносимо больно. И в то же время это может быть целительно. Тот, кто решится пройти через это переживание, имеет шанс выйти из него обновлённым. Но это никогда не бывает легко.

Метки:

Признаюсь в страшном (можете меня отфрендить) собственно страшноеСвернуть )

Latest Month

Июль 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com